Португалия. Часть I. Идиллическая.

 

«Бон Диа», — с улыбкой протягивает ко мне руки сухонькая старушка. Я невольно жмусь к маме, отворачиваюсь, но краем глаза продолжаю следить за ней: любопытство пересиливает страх. Мы стоим во дворике небольшого дома, где наша семья снимает апартаменты на первом этаже. Во дворе растут разлапистые пальмы, а на столике разложены гигантские ракушки, каждая размером с ладонь.

Мы в Португалии. Здесь жаркое солнце, холодный океан и ощущение, что ты на самом краю света. Мы проехали почти 4 тысячи километров, чтобы это прочувствовать.

Наш путь лежал через Францию с ее устрицами, не оправдавшими возложенных на них надежд, страну басков с ее пинчосом в Сан-Себастьяне, который, напротив, оказался весьма неплох. Заехав в Порто за портвейном и отметившись в Лиссабоне, мы, наконец, добрались до Алгарве. Португалия, с ее красивейшими скалами и широкими пляжами, натертыми до блеска мостовыми и ветхими домами, с ее петухами и сардинами, нищая и прекрасная, покорила нас сразу и безоговорочно.

Первую половину отпуска мы провели в Лагуше, маленьком городке, куда, по всей видимости, не ступала еще нога русского туриста, по крайней мере русскую речь мы там не слышали ни разу. Мы снимали апартаменты с кухней, как футбольное поле, и несколькими комнатками. Размеры кухни вдохновляли на подвиги, и каждый вечер у нас открывался собственный ресторан с папой в качестве шеф-повара. Родители объедались мидиями, пробовали разную рыбу и уплетали креветки размером с небольших голубей.
В Лагуше нас заинтересовал памятник в центре. Он изображает мальчика в шляпе, похожего на капитана. Это молодой король Себастьян, который принял корону в 15 лет. Мальчик -идеалист, он мечтал захватить Африку. В 1574 году он собрал огромную армию, состоявшую из португальцев, испанцев, немцев и итальянцев и устроил свой личный крестовый поход, закончившийся поражением и его собственной смертью. Впрочем, его останки так и не были найдены, что породило легенду о том, что он жив и вернется, чтобы спасти Португалию.

Рядом с этим памятником всегда есть и его двойник — застывшая фигура уличного актера со шляпой для монеток.

Вторая часть действа прошла в Портимане, более цивилизованном и туристическом месте, похожем на обыкновенный приморский город. Но. Окна нашей спальни и гостиной выходили на реку и марину, а окно кухни — на океан. Утром, лежа в постели, мы наблюдали , как кто-то разливает розовую краску над рекой и размазывает ее по облакам. А ночью, выйдя на другой балкон, можно было бесконечно слушать мерный шум волн, которые лижут берег, и любоваться на месяц в дымке вечернего тумана.

Под окнами у нас была бесплатная парковка, куда табунами приезжали серферы, переодевались и уходили с досками ловить свою волну. Туристы останавливались, чтобы сделать селфи на фоне марины. А мы наблюдали все это из окон своей квартиры или уютно устроившись на балкончике.

Но это еще не все. Каждый день нас ждали десятки прекрасных пляжей, окруженные красными, как каньоны, скалами. И если расположиться на пляже поближе к ним, то слушать волны можно было как в концертном зале — отовсюду: звук отражался от скал и накрывал тебя с головой. Исполинские ракушки дожидались именно нас, лежа в золотистом песке и маня всеми гранями своей идеальной формы.

Но Португалия была бы не Португалией без азулежу, и мы любовались им везде. В синих, зеленых, оранжевых тонах. Арабские отголоски, благодаря которым у Португалии сейчас свое особенное лицо. Конечно, местами состояние домов вызывало скорее грусть, нежели восторг, но обветшавшая красота  — все красота.

Мое первое путешествие. Часть III. Романтика.

В нашей спальне висит картина.На ней синее бездонное море, а у берега — остров, похожий на каплю. Оранжево-красные крыши жмутся друг к другу, как будто хотели убежать с материка, да так и не смогли: испугались большой воды и остались, сгрудившись, на этом островке.

Такой вид открывается с вершины большого холма. На нем небольшая заколоченная часовенка, но ее нет на картине, я просто знаю, что она там есть. А на парапете сидит пара в свадебных нарядах. На нем летняя белая рубашка, светлые брюки и легкие сандалии. А еще белая шляпа с красной лентой. Его невеста в пышном свадебном платье с открытым ажурным верхом. Волосы завиты в локоны и свободно ниспадают на плечи. У нее в руке букет из красных роз. Они сидят, опираясь друг на друга спинами. Она откинула голову, закрыла глаза, словно мечтая о чем-то. А он вглядывается в даль, как будто пытаясь рассмотреть, что же там, за морем….

Это мои родители и их свадебная фотография из Черногории.

А под картиной на полке теперь стоит еще одна фотография, маленькая. На ней тот же пейзаж и та же пара. Только теперь у нее не свадебное платье, а просто длинная белая юбка и летняя кофточка с коротким рукавом. Короткие волосы разметал ветер. Вместо букета на руке повязана красная ленточка. А на ее избраннике все тот же наряд, и та же белая с красным шляпа. Только голова девушки не лежит у него на плече, она тоже устремила взгляд вдаль…

А море  —  то же. И остров с красными крышами.

 

Это они же спустя 4 года.

Которский залив для этих двоих полон воспоминаний:  церемония над островом Свети Стефан, фотосессия, в Перасте и затем в Которе, живописные островки бухты, мимо которых  проплывала свадебная яхта…И я рада, что в мое первое в жизни путешествие я оказываюсь именно здесь…

Мое первое путешествие. Часть II. Море.

Наконец, настал день, когда мы все выдвинулись на пляж. Мы были вооружены до зубов и экипированы на все случаи капризной погоды, не доверяя безоблачному небу. С собой мы взяли большую черную сумку на колесиках, с которой нестыдно совершить и трансатлантический перелет. В ней были:

  • палатка от ветра с обязательной защитой 50

  • коврик для родителей и отдельный коврик для меня

  • тапочки и очки для плавания

  • головные уборы для всей семьи

  • солнцезащитные средства.

Помимо этого у нас был зонтик, специальная штучка для вкручивания его в песок, мои игрушки, sos-пакет с подгузниками и запасной одеждой.

Хочу сказать, что к концу отпуска этот список значительно расширился. К нему добавились:

  • надувной матрас

  • второй зонтик (первый был профукан день на 15)

  • другая защита от ветра (более надежная, представляющая собой большой кусок плотной материи)

  • маленький бассейн

  • пустые бутылки для его наполнения

Один мужчина на пляже, с которым познакомился папа, отозвался о нас так: « Смотрю, лица русские, но потом смотрю, вещей-то, вещей! Нет, думаю, не русские».

За наш отпуск я купалась и в море, и в детском надувной бассейне, наполненном морской водой. Последнее мне понравилось, конечно, больше, там можно было безнаказанно болтать и дрыгать ногами, поднимая целые фонтаны брызг. Но и в море купаться я не боялась, папа крепко держал меня над волнами и периодически окунал в воду. Кто боялся, так это мама, она повизгивала от страха, когда особенно большая волна грозила накрыть меня с головой.

Мы побывали за наш отпуск на многих пляжах возле Ульцина, но фаворитом остался, безусловно, Велика Пляжа и полуостров Ада Бояна. Из наблюдений за местными, мне понравился способ, как албанские родители укладывают спать своих детей. Кладут ребенка в большое полотенце, берут его с двух сторон и ну, раскачивать! Ребенок впадает в полуобморочное состояние и тут же засыпает. Хм, мне бы так не понравилось. Хотя чем отличается моя коляска, в которой я постоянно спала на пляже?

Вообще, надо сказать, на отдыхе со мной особо не церемонились. Если дома мама могла по 2 часа ходить вокруг одного дерева в нашем саду, укачивая меня после обеда, то здесь режим как-то неуловимо выпал из-под моего контроля: утром я засыпала в машине по дороге на пляж, в середине дня, утомившись после купания, засыпала на пляже или в тени лесочка, в коляске, а потом еще досыпала по дороге домой в машине. Но пару концертов дать все же пришлось, чтобы не забывали, кто в семье главный.

В общем, на море оказалось неожиданно хорошо. Всем малявкам рекомендую, берите своих родителей в охапку и езжайте на море!